maxvl (maxvl) wrote,
maxvl
maxvl

Categories:

В Москве судят Любовь Соболь

12 апреля Перовский суд Москвы рассматривает уголовное дело против соратницы Алексея Навального - Любови Соболь. Ее обвиняют в незаконном проникновении в чужую квартиру, где живет теща Константина Кудрявцева - предполагаемого участника отравления Навального. Соболь грозит до двух лет лишения свободы.


ee48d4676c949d058cbae52e389aea4f.jpg


Фото


Как передает корреспондент "Активатики" из зала суда, на процессе присутствует только пишущая пресса - максимально ограниченный список из 16 человек. Пять судебных приставов и пресс-секретарь следят, чтобы в Интернет не просочилось ни кадра из судебного заседания - видеосъемку строго запретили. Также в зале находятся сразу два потерпевших - их не представляли, возможно, это родственники Кудрявцева.


Ниже публикуем хронику событий в зале суда от нашего корреспондента.


Заседание начинается с отказа обвиняемой от защитника по назначению.
Соболь объясняет, что этого человека она видит впервые, позиция с ним не согласована, познакомилась за несколько минут до судебного разбирательства, в лифте.
После перерыва Соболь ходатайствует о разъяснении своего статуса и повторно отказывается от адвоката Баженовой, требуя допуска защитника Воронина. Адвокат Баженова заявляет о невозможности двойной защиты и сообщает, что она покидает зал, собирает вещи.
Судья запрещает адвокату уходить.
Адвокат Баженова осталась в зале, присев к прессе. Адвокат Воронин просит сделать перерыв для возможности согласовать позиции, поскольку адвоката по назначению продолжают удерживать.


Суд не реагирует на ходатайство защитника, в зал приглашается свидетель обвинения.
Начинается допрос курьера Владислава Валерьевича: "21 декабря 2020 года я был в доме на Суздальской.
Набрал домофон. В это время ко мне подошла девушка.
Спросила: "Вы случайно не в 38-ю квартиру идете?"
Девушка сообщила, что у нее семейные проблемы, просила подняться в эту квартиру вместе.
При передаче посылки пожилой женщине начался конфликт.
Девушка, мне показалось, взяла за руку эту женщину.
Та пыталась и продукцию удержать, и от девушки оттолкнуться.
Девушка пыталась пройти в тамбурное пространство.
Потерпевшая произнесла: "Что вы делаете? Я вызову полицию!"
В квартиру Соболь не заходила, пыталась пройти в тамбур".
Насилия к пожилой женщине курьер не видел.


Судья пытается еще и еще раз передопросить свидетеля Никифорова (курьера).
Соболь протестует в связи с оказанием давления на свидетеля:
"Вы уже 5-й раз спрашиваете одно и то же! Свидетель и в протоколе, и в суде неоднократно сообщает, что я никого не вталкивала!"


Прокурор требует огласить показания свидетеля. Подталкивает свидетелю к ответу, помнил ли он лучше показания на стадии следствия в связи с противоречиями.
Свидетель отвечает утвердительно.


Соболь просит, чтобы свидетель не читал в телефоне.
Свидетель отвечает, что делает это потому, что просто не помнит детали с того времени.
Адвокат Воронин пытается выяснить, откуда взялось в показаниях свидетеля утверждение, что Соболь пыталась прорваться именно в квартиру, а не в тамбур.
Курьер сообщает, что про квартиру не мог говорить следователю.
Противоречия поясняет тем, что не все конкретно прочитал в протоколе, а лишь пробежался глазами.


Прокурор просит повторно передопросить полицейского Телякова, поскольку тот был допрошен без участия Соболь. Суд решил передопросить полицейского.


Соболь заявляет отвод председательствующему на том основании, что суд пытается восполнить свои ошибки такими действиями. Адвокат Воронин поддерживает отвод, так как в зале происходит, по его мнению, процессуальное безумие, процессуальный хаос.


Судья ушел в совещательную комнату для рассмотрения отвода. Адвокат Баженова в перерыве сбежала из зала, а журналисты спросили потерпевшую по делу Галину Субботину (тещу Кудрявцева):
"Смотрели ли вы расследование Алексея Навального про вашего зятя?"
Субботина ответила: "Нет..."
Соболь спрашивает у жены Кудрявцева:
"Галина Петровна, вам известно, где ваш муж? Не хотите ли подать в розыск?"
Жена Кудрявцева молчит.



Суд отклоняет отвод. Он выясняет у участников процесса, возможно ли продолжить участие процесса в связи с покинувшим процесс адвокатом.


Начинается повторный допрос полицейского Петра Телякова:
"От оперативного дежурного я получил сообщение, что неизвестная проникла в квартиру.
Потерпевшая сообщила, что неизвестная женщина проникла в квартиру, снимала все на мобильный телефон.
В машине находились трое неизвестных, вели онлайн-трансляцию, там же находилась Любовь Эдуардовна".
Прокурор интересуется: "Говорила ли потерпевшая о применении к ней физической силы со стороны Соболь?"
Полицейский Теляков: "Возможно, говорила. Была испугана".


Соболь спрашивает свидетеля: "Почему в ваших объяснениях Субботиной нет сведений о физическом вреде и применении насилия?"
Полицейский Теляков: "Мое упущение".
Соболь: "Почему вы поменяли свои показания через месяц? Мы пытаемся понять, кто из вас врал?"
Полицейский Теляков: "Позже дала такие показания".



Соболь просит огласить объяснение Субботиной. Суд отказывает, так как объяснение доказательством по уголовному делу не является.
Соболь протестует: "Часть 2 статьи 139 УК РФ не охватывается испугом, которые указан в объяснении..."
Соболь: "Скорая вызывалась?"
Тепляков: "Нет".


Дальше начинается допрос свидетеля Кирилла Коробкова - начальника ОП "Новокосино": "От оперативного дежурного мне стало известно о проникновении в жилое помещение.
Наряд и участковый Теляков поехали на место.
Перезвонил, сообщил мне, что было "применение насилия" и т. д. Позже сообщил, что возле дома в автомобиле "Рено Каптюр" находятся подозреваемые. Машина уже была перекрыта нарядом полиции.
Спустилась потерпевшая, указала на то, что в авто находятся те, кто проникал в квартиру.
Сотрудники были все в форме, машины были расписные, но подозреваемые не выходили из авто по требованию".



Прокурор: "Участковый вам сразу сообщал о проникновении в жилище с применением насилия?"


Коробков: "Да, сразу!"



Соболь: "Почему ни в одном документе не было ни одного упоминания о насилии?"


Коробков: "Могли не указывать..."


Соболь: "Кто просил Субботину выйти и опознать подозреваемых?"


Коробков: "Не помню".



Соболь: "Кто потребовал Субботину, находящуюся на карантине в связи с ковидом, нарушить карантин?"


Коробков: "Не помню".



Соболь: "Что это было за процессуальное действие "опознание", какие документы оформлялись?"


Коробков: "Не помню".


Начинается допрос сотрудника полиции Александра Владимировича: "В батальон ППС
поступила информация, что лица проникали в жилище, потом находились в машине, осуществляли видеосъемку, много журналистов.
Соболь вышла самостоятельно из машины.
Задерживал Коробков, я помогал, под вторую руку взял".



Соболь: "Зачем этот полицейский присутствует здесь, если он даже рядом с машиной не был?"


Прокурор: "Он подтверждает, что вы были у подъезда в тот момент".


Соболь: "Это уголовное преступление?"


Соболь протестует: "У нас искусственное затягивание процесса. Сюда приглашают бесчисленных свидетелей, полицейские, которые ничего не знают о событиях вокруг жилища".


Начинается допрос свидетеля - сотрудника полиции Андрея Коурова: "21 декабря 2020 года заступил на рабочую смену. Позвонил руководитель, сообщил, что по Суздальской, 38 проникновение в жилище.
Попросил помощь, потому что там находилась подозреваемая, много журналистов, очевидцев.
Я приехал и охранял общественный порядок.
Из автомобиля вышла гражданка Соболь, задержали, я должен был находиться у автомобиля.
Потом после прибытия СОГ я поднялся к потерпевшей. Опросил женщину и дочь ее - Субботину и Кудрявцеву.
Со слов Субботиной, в утреннее время ей позвонили в звонок, глазок был чем-то заклеен, она увидела трех человек, не открыла.
Позже в домофон поступил звонок, ей показалось подозрительно, она не открыла.
Через 10 минут опять поступили звонки.
Потом они заказали пиццу, и произошел конфликт - в квартиру вбежала женщина, применила насилие, начала снимать все на мобильный телефон".


Соболь: "Что за историю вы рассказываете? Где тогда ваш опрос?
Почему вы не зафиксировали письменно эти обстоятельства? В материалах дела опроса Субботиной вами нет! Есть опрос, подписанный вашим напарником, составленный его рукой".


Коуров не может ответить.


Прокурор отказывается от свидетеля Елизаровой, поскольку она не пришла. Считает несущественными ее показания.
На предложение огласить ее показания защита возражает.
Прокурор объявляет, что у него нет больше свидетелей.



Начинается исследование письменных доказательств. Судья очень тихо оглашает материалы дела, озвученные прокурором.
Соболь уточняет, что за материалы дела зачитывает председательствующий, и высказывает протест по поводу не относящихся, по ее мнению, к делу материалам: "При чем здесь справка по 38-й квартире, когда, согласно обвинению, событие якобы происходило в квартире 37?
Почему мы не зачитываем материалы, где говорится, что я не применяла физическое насилие, а зачитываем эти?
У кого-то слишком много времени?"

На фоне тихого оглашения материалов дела председательствующим часть журналистов покинуло процесс. Соболь читает книгу. Потерпевшие и прокурор копаются в телефоне.


Фото

Читать подробнее на сайте Активатика

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments