maxvl (maxvl) wrote,
maxvl
maxvl

Categories:

Череповецкий правозащитник добивается наказания для ответственных за пытки над ним в СИЗО

Правозащитник из Череповца Григорий Винтер, которого преследуют по статье о «коронавирусных фейках», из-за чего целый месяц незаконно удерживали в СИЗО-3 Вологодской области, направил в следственный комитет заявление с жалобой на действия сотрудников ФСИН, которые, как утверждается в обращении, угрожали ему причинением вреда здоровью, избивали его руками и ногами, пытали электрошокером.

04c708fcd0ca57e6485fd8596e264864.jpg

Винтер у здания Череповецкого городского суда.

В рамках проверки по заявлению Винтера следователь назначал судебно-медицинскую экспертизу, которая ставила вопросы о наличии у правозащитника телесных повреждений, устанавливала их характер, механизм и давность причинения, а также причинённый этими повреждениями вред здоровью.
Экспертиза выявила наличие на левой ноге Винтера следа от раны в виде рубца. По данным эксперта, это повреждение возникло от действия тупого твёрдого предмета в срок более десяти суток с момента осмотра, что как раз приходится на время нахождения Винтера в СИЗО.

47fbfecc839875a0fd292a9ef7ce8376.jpg

Фрагмент экспертного заключения.

Но, кроме экспертизы, других важных мер по заявлению, как утверждает правозащитник, предпринято не было:

О результатах проверки по моему заявлению в установленный законом срок меня не оповестили, – рассказывает Винтер.
– Поэтому я сам пришёл в следственный комитет. Они мне не дали возможности ознакомиться с материалами проверки, их якобы запросила прокуратура. Как выяснилось, предварительное расследование завершено, уголовное дело не возбуждено. Потому что у них якобы нет фактических доказательств того, применялись ли какие-либо меры воздействия на меня, а записи с видеорегистраторов сотрудников СИЗО не изымались. Я возмутился, что они этого не сделали, а меня следователь спрашивает: «Я знаю, что полиция должна носить видеорегистраторы, а в СИЗО что ли то же нужно?». На моё указание о том, что экспертиза выявила у меня рану, мне ответили: «Так мы же знаем, что вы её нанесли себе сами!». Эту слова они объясняют тем, что за медицинской помощью во время нахождения в СИЗО я не обращался.

В СИЗО №3 правозащитник неоднократно просил оказать ему медицинскую помощь, но смог добиться приёма у начальника санитарной части лишь в день освобождения – для того, чтобы попасть к нему, Винтер жаловался в прокуратуру. Начальник санчасти не осмотрел Винтера, только предложив подписать документ о том, что претензий к медицинскому обслуживанию в СИЗО он не имеет.

Мне хочется знать: как я мог нанести такие травмы сам себе, находясь в камере? И где тогда показания сотрудников СИЗО, где записи их видеорегистраторов и системы видеонаблюдения, которая была в камере? – задаётся вопросами Винтер.

7c3ba30b560a2922ed9ecdfd061150d5.jpg

Винтер на одном из протестных митингов. Фото: Кирилл Кругликов.

Винтер находился в СИЗО-3 с 29 декабря 2020 года по 27 января 2021 года. Решение о заключении череповчанина под стражу без указания срока ареста принял судья, рассматривввший уголовное дело Винтера, полагая, что подсудимый уклоняется от правосудия. Правозащитник не явился в суд из-за состояния здоровья – накануне заседания он направил заявление с просьбой не рассматривать дело без него и медицинские документы, подтверждающие его состояние.

Вечером того же дня, когда Винтера задержали и доставили в СИЗО, его избили сотрудники ФСИН:

Когда меня привезли в СИЗО, меня стали осматривать. Один из сотрудников заявил, что видит у меня на голове вшей, поэтому меня сейчас будут стричь наголо. Я отказался, так как считал свой арест незаконным. Тогда меня скрутили четыре человека, один из которых наступил мне на шею берцем. Я стал кричать, что задыхаюсь, тогда мне тот сдал давить ещё сильнее. Я потерял сознание. Пока я был без сознания, меня обрили наголо. Потом меня вывели из этой камеры в вестибюль и тут сотрудник с надписью «дежурный» сначала ударил меня кулаком в грудь, потом по лицу и так несколько раз – то в грудь, то ладонью по лицу. Я стал кричать, чтобы он прекратил, тогда он направил меня в «дежурку», чтобы я расписался в документах. И тут внезапно кто-то сзади ударил меня в левую ногу электрошокером. Я упал у стены и увидел, что это один из сотрудников. Он подошёл и ударил меня ещё 2 или 3 раза, после чего, когда я пытался встать, он со всей силы ударил берцем по моей левой голени. От этого удара у меня и остался рубец.

В свою очередь, ФСИН отрицает применение физической силы и специальных средств к правозащитнику. На сайте регионального управления ведомства сообщается, что по факту опубликованных в средствах массовой информации слов Винтера следственный комитет проводит проверку, по результатам которой «будет решаться вопрос о привлечении Винтера к ответственности за клевету». По обращениям Винтера 16 марта СИЗО-3 планируют посетить члены общественной наблюдательной комиссии.

9b4eae1c09fdfd0e7d657b8b3049a91c.jpg

Скриншот сообщения c официального сайта УФСИН России по Вологодской области.

Через два дня после доставления в СИЗО Винтер направил жалобу на постановление об аресте, но областной суд рассмотрел её лишь почти через месяц. Постановление городского суда об аресте правозащитника областной суд признал незаконным и необоснованным и потребовал немедленно освободить задержанного. По словам Винтера, суд намеренно затягивал рассмотрение апелляционной жалобы, чтобы следы побоев к моменту его освобождения исчезли.

6d1715fb12219784e4657d387f24d2c9.jpg

Винтер на судебном заседании.

Следующее судебное заседание по уголовному делу после освобождения Винтера прошло 5 февраля. На нём он заявил отвод судье, вынесшему незаконное постановление о заключении под стражу, но протест правозащитника был отклонён.

Череповец – это «круговая порука», – утверждает Винтер.
Когда я был в СИЗО, я очень много читал разных книг, и у меня возникла ассоциация. Царь Иван Грозный выделял опричникам достаточно большие территории, на которых не действовали законы российского государства. Череповец – территория опричнины, законы здесь не действуют.
Если они скрывают убийства для хорошей отчётности перед Москвой, то что говорить про пытки в СИЗО? В ноябре прошлого года я напрямую смог обратиться к председателю Совета по правам человека при президенте и добиться проверки. Практически сразу в Вологду приехали две комиссии, после чего был уволен заместитель начальника череповецкого следственного отдела следственного управления СК по Вологодской области Илья Макеев, который отвечал за раскрытие в городе тяжких преступлений. А месяц назад покинул свой пост руководитель областного управления СК Эдуард Шрамко.

Напомним, 18 апреля 2020 года Винтер опубликовал в Интернете сведения о проводимых ФСИН «этапах» – перемещениях заключённых при помощи железнодорожного транспорта. Как указывается в записи, заключённые из Череповца транспортировались к местам отбытия наказания в одном вагоне
с заключёнными из Санкт-Петербурга, среди которых «были люди с явными признаками коронавирусной инфекции». Сама публикация была открытым заявлением в региональную прокуратуру и содержала призывы к надзорным органам предпринять меры для прекращения транспортировки заключённых в режим «нерабочих дней».

В конце апреля против правозащитника возбудили уголовное дело, а 6 мая 2020 года в его квартире прошёл обыск при силовой поддержке ОМОНа, сопровождавшийся, по словам Винтера, порчей имущества и глумлением над памятью его родственников. Это возмутило хозяина жилища, что он не стал скрывать. Так к делу по статье о «коронавирусных фейках» присоединился состав об оскорблении представителей власти.

В ноябре 2020 года Череповецким городским судом началось рассмотрение дела. Очередное судебное заседание было назначено на 24 декабря, но из-за состояния здоровья Винтер не явился в суд. Из-за этого 25 декабря судья Алексей Горев изменил Винтеру меру пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу и объявил правозащитника в розыск. 29 декабря Винтера задержала полиция и доставила в СИЗО-3. Через месяц областной суд отменил постановление городского суда об аресте правозащитника, признав его незаконным и необоснованным.

Сейчас Винтер добивается наказания для тех, кто неоправданно грубо обращался с ним в СИЗО. Следующее судебное заседание по делу Винтера назначено на 29 марта, на котором, возможно, суд перейдёт к прениям. Правозащитнику грозит штраф от 300 до 700 тысяч рублей либо до 360 часов обязательных работ, либо до одного года исправительных работ или ограничение свободы на срок до трёх лет.


Читать подробнее на сайте Активатика

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment