maxvl (maxvl) wrote,
maxvl
maxvl

Category:

Отделить осколок от огромной глыбы и попытаться что-то сделать: как появляются новые гражданские дви

На волне гражданских протестов появляется множество самоорганизованных инициатив, где люди координируют передачи задержанным на митингах, учатся правовой грамотности и просто психологически поддерживают друг друга. Влад Гагин специально для медиа-проекта "Активатика" пообщался с активистами и активистками, которые рассказали об устройстве подобных проектов, о тенденциях, которые влечет за собой развитие низовых гражданских движений, и о том, как начать действовать.

Аня, одна из создательниц чата правовой (само)помощи

Чатик появился с воскресенья на понедельник из-за ощущения потерянности. Было чувство, что предложения помочь тем, кто в этот момент «на передовой», только еще больше их дезориентируют. Все-таки придумать и делегировать кому-то задачу — это тоже задача. В течение дня собралось человек 10-15, готовых перехватывать рутинные вопросы у защитни_ц и разбираться самим в том, как все это безумное правоприменение работает на практике.

После к нам присоединились еще участни_ки, в чатике скопилось какое-то количество шаблонов полезных документов, вообще стали аккумулироваться материалы, которыми сейчас интересно поделиться. Конечно, дезориентация никуда не делась: похожих инициатив радостно много, и я, например, часто забываю, что куда пообещала прислать. Зато иногда, наоборот, коммуникация неожиданно быстро срабатывает, и вопрос находит решение. Кажется, следующий шаг — наладить взаимодействие и скоординироваться маленьким силам, пока действующим разрозненно.

Про себя заметила, что сложнее честно сказать, что помощи не будет, вероятность хорошего разрешения ситуации очень мала. Или ещё какую-нибудь плохую правду. Хочется предложить какое-то «но зато можно...», однако оно не всегда есть под рукой, или не хватает знаний, появляется чувство вины.

Скажу субъективно: не действовать как будто невозможно. За прошедшую неделю каждый день открывались новые пласты, где нужна взаимоподдержка и коммуникация. Скорее, полезно сдерживать себя и не бросаться бежать во все стороны одновременно. С этим я плохо справляюсь, но стараюсь иногда спрашивать себя, насколько я действительно делаю что-то полезное, а не суечусь и множу хаос.

Кажется, хотя взаимодействие пока рассеяно, стало гораздо больше таких инициатив и вообще желания/готовности подстраховать и поддержать случайного другого. Я думаю, что не в последнюю очередь сказывается опыт сопереживания, солидарности с беларусскими протестующими. Там гайки закручены давно и сильнее, поэтому опыт товарищ_ек по самоорганизации и координации общих децентрализованных действий богаче и подкреплён практикой. И, наверное, нам многому можно научиться, наблюдая практики взаимопомощи в Беларуси и анализируя эффективность и возможности структур солидарности, в которые мы сами включены.



Сейчас этап, когда ставятся неизбежные вопросы, выделяются отдельные аспекты неподъемной проблемы государственного насилия. Она теперь видится не как огромная глыба, а как то, от чего можно отделить осколок и попытаться хоть что-то с ним сделать.

Тем, кто в эти дни включились в помогающие инициативы всеми силами, очень хочется желать бережности к себе и поддержки близких. Если на длинной дистанции получится сохранить взаимную заботу (практиковать которую многие начали и раньше в условиях пандемии, когда различные уязвимости стали более видимыми и тревожными), наверное, можно будет говорить о качественном изменении.

Влад, создатель проекта «Медики Протеста»

Я выходил еще 23-го числа. Помогал людям и выражал свою гражданскую позицию. Но как организация — мы нейтральны. На митингах 23-го и 31-го познакомился с несколькими отличными людьми, которые тоже вышли помогать людям. И с ними мы решили организовать полноценный процесс. Идея очень простая: видно было, что в условиях протеста скорые могут не приезжать, поэтому хорошо, если будут те, кто смогут оказывать первую помощь. И еще лучше, если они организованы внутри себя, есть какая-то система. За эти дни мы сформировали все отделы, пройден многомесячный путь создания организации. Это стоило очень больших сил и нервов.

У нас все добровольцы, нет командиров. Хотя я как организатор несу всю основную ответственность. Есть люди, координирующие процессы. Есть центральный чат, есть чаты у каждого координатора по его направлению. Параллельно с этим, когда мы запустили соцсети, начали приходить новые люди. Еще подключились люди в Питере, они тоже создали свой чат. Мы помогали им на начальном этапе, но позже они автономизировались. Сейчас мы думаем о форме взаимодействия между городами.

Все зависит от опыта. Нужно сто раз что-то сделать, чтобы в итоге это сделать сто первый раз уже спокойно и уверенно, понимая нагрузки и риски. То есть важен расчет: понимание запаса сил, времени, за которое можно что-то сделать (пусть ты делаешь все гораздо быстрее, чем в обычных условиях — без перерывов на отдых и сон). Силы ниоткуда не берутся: есть просто необходимость.

Я инструктор по первой помощи, у меня свой центр медицинской подготовки, уже шестой год учу людей.



Я участвовал в военных действиях — был военным медиком на территории Донбаса на стороне ЛДНР. Тогда у меня была одна политическая позиция, сейчас — совершенно другая. Я антимилитарист, выступаю за права человека и гуманизм, взаимоуважение между странами, за неприкосновенность границ.

Чувствую большое увеличение масштаба: серьезный отклик, много неравнодушных людей. События, которые произошли — это масштабная визуализация. Много новых людей задумывается о благотворительности и взаимопомощи. Кажется, что для людей, которые еще не успели разобраться в политической ситуации, все становится понятно. Дальше остается делать выбор, делать то, что считаешь правильным. Я, например, считаю правильным создать организацию. Причем организовать процесс так, чтобы дальше он существовал сам по себе, без конкретного лидера.

Думаю, что все работает только изнутри, не благодаря действию правительства. Люди снизу сами формируются в коллективы. Они искренне работают — не на власть, не на бизнес, а сами по себе.


Екатерина, участница проекта DOXA_OVD

Мы в Доксе придумали помогать консультациями и психологической поддержкой задержанным студентам с помощью чат-бота в телеграме. Эта идея появилась еще летом 2019-го и снова стала актуальной этой зимой. Мы просим своих подписчиков-студентов писать нам в бот в случае задержания и сообщать свои данные: ФИО, вуз, место нахождения, условия содержания и т.д. Если они не против, мы публикуем новость об их задержании и делаем эти истории известными широкой общественности. Наша основная задача — удостовериться, что студенты сообщили о задержании в ОВД-Инфо (потому что мы не можем предоставить им адвоката и серьезную юридическую помощь) и знают, что их ждет дальше, как себя вести. Мы осознаем, что мы не юристы и не можем дать полноценную консультацию по сложным юридическим вопросам, но мы изучили все рекомендации правозащитников о том, что спрашивать у полиции, почему фотографироваться в ОВД необязательно и что говорить следователю на допросе. Мы — это дополнительная справка по задержаниям! Наверняка, готовясь к митингу, многие и сами изучают правозащитные материалы, но в стрессовой ситуации легко растеряться и забыть что-то важное. Мы здесь, чтобы напомнить основные рекомендации и психологически поддержать задержанных. Дать им ощущение, что они не одни — нас много, и мы готовы друг другу помогать.

Рабочий процесс подразумевает дежурство на боте — ответы задержанным и их близким, занесение данных обо всех задержаниях в базу и сбор средств на выплату штрафов.

Наши человеческие ресурсы ограничены: мы не можем допустить к работе с ботом широкий круг лиц, чтобы избежать утечки персональных данных, поэтому непосредственно в дни митингов нам не хватает рук. В эти дни мы дежурим круглые сутки, и в последующие дни должны быть тоже постоянно онлайн, чтобы следить за решениями судов и распределениями по спецприемникам. Очень трудно выдержать такой темп. Сообщения «отпустили», «еду домой» всегда действуют, как глоток воздуха. Но на большое количество освобожденных надеяться не приходится: очень многие остаются в ОВД на ночь и после суда уезжают в спецприемники. Этот факт тоже всегда очень угнетает. Но поддерживают сообщения от задержанных. Когда они радуются, что к ним в ОВД допустили доставку еды, или шутят, что смогут, наконец, спокойно помедитировать в камере. Разговоры о подобных вещах помогают поверить, что обычная жизнь рядом, вот люди, которую шутят, шлют стикеры, заказывают еду. То что мы делаем каждый день, никуда не исчезло.



Обычные и даже глупые сообщения оказываются самыми поддерживающими, потому что показывают, что жизнь продолжается. Придает сил мысль о том, что люди несправедливо страдают за идеи, которые я с ними разделяю.

Ощущение несправедливости всего происходящего заставляет меня делать хоть что-то, направленное на помощь. Но так или иначе силы не бесконечны. Важно вовремя осознавать, что тебе нужен отдых. Брать передышки и не чувствовать за это вину. Иначе выгорание неизбежно.

Я восхищаюсь чатом «Передачек», где множество людей готовы возить еду совершенно незнакомым людям или хотя бы давать на это деньги. То, как в этот раз организовался чат передачек в Сахарово, меня тоже очень вдохновляет. Как минимум несколько проектов помогали со сбором денег на штрафы. Также я заметила волну записей в социальных сетях, где медийные и не очень люди призывали донатить правозащитным организациям и демонстрировали, как они сами это делают. Помощь и участие в жизни другого очень заразительны. Даже нам после освобождения пишут студенты с благодарностями и вопросами о том, как и кому они могут помочь. Мне трудно сказать, изменилось ли что-то конкретное благодаря протестам 2021-го года, но стремление к объединению и поддержке друг друга в обществе, кажется, существует. Не могу сказать, что оно массово, но оно начинает развиваться.



Лев, один из координаторов проекта «Передачи. Петербург»



Проект, которым мы занимаемся — помощь тем, кто были задержаны. Самоорганизовались просто. Существует много чатов помощи задержанным, я предложил все это объединить в один чат, в одну таблицу. В гугл-документе после 23-го мы смогли отображать всех задержанных: в каком отделе сколько людей, фамилии, когда к ним прибыла адвокатская помощь, статья, за которую они были задержаны, время задержания и составления протокола. Все это получилось объединить в базу с правозащитниками, с ОВД-Инфо, с Апологией протеста.

В чате изначально было 200 человек, готовых привозить еду, воду, необходимые лекарства. Процесс закрутился: сейчас больше тридцати чатов по отделениям полиции. Все достаточно хорошо работает. Мы координируемся через документ и помогаем людям в чате. Впрочем, люди достаточно хорошо сами организовываются.

Я с 2010-го года находился в политике и околополитике. Был организатором Стратегии-31, различных маршей мира. В 2017-м я действительно по-настоящему эмоционально выгорел и перестал этим заниматься. Но сейчас не осталось возможности оставаться в стороне от того, что происходит. И поскольку я по различным причинам не могу заниматься активным публичным протестом, я делаю то, что у меня получается — координирую проекты.

Возможно, сейчас есть некоторая эйфория по поводу того, какое количество людей взаимодействуют в чатах, помогают друг другу. Возможно, это такой наш маленький мирок, в котором мы живем и не видим, что в рамках города или страны это очень небольшое количество.



Но людей реально стало больше. И очень хорошо, что они сами способны организоваться, когда им даешь инструменты. Думаю, что это может перерасти в нечто большее. Надеюсь, что это движение не затухнет на том уровне, что есть сейчас.

Процент активных людей все равно не очень большой. Возможно, сейчас есть какие-то минимальные тенденции к формированию гражданского общества. Но, если честно, очень не хочется сглазить. Посмотрим, что будет.


Мария, участница чата студии 4413


Это совсем и далеко не проект. Так получилось, что в январе 2021-го студия 4413 [коммунальное пространство в Петербурге, где живут и проводят мероприятия активисты и художники — прим. ред.] должна была сменить месторасположение. Вещей у нас было много, а сделать все нужно было быстро. В соцсетях мы рассказали о переезде, и люди, желающие помочь, откликнулись. Так и появился наш чат.

Чат состоял из более-менее знакомых людей или людей, пересекавшихся когда-то.

31-го января во время массовых задержаний одна из соорганизаторок поинтересовалась, как у кого дела, нужна ли какая-либо помощь. И повезла вместе с другими ребятами воду и еду к отделениям.

В чате появилась активность, люди стали скидывать информацию, касающуюся происходящих в городе событий, давать советы о том, как правильно себя вести и что делать.

Особенно сильно меня воодушевила ситуация, когда одному из знакомых не хватило бесплатного адвоката от правозащитных организаций: люди стали предлагать скинуться материально, начали искать защитника. Это было и сильно, и стильно, и про солидарность.

Люди не раскисали, а, наоборот, приободряли друг друга. Особенно задержанные. Они говорили, чтобы мы не беспокоились и сообщали, как можно сделать передачки. Ну а вообще ощущение товарищеского плеча само по себе — это очень поддерживающая вещь.

Насчет масштабности и изменений за последнее время сложно сказать, у меня небольшой опыт. Но люди охотно объединяются в чаты, скидывают туда информацию по поводу передвижений, например, донатят правозащитным организациям.



Мне кажется, подобные случаи (массовые необоснованные винтилова) делают очень много для развития гражданского общества. Люди учатся кооперироваться, проявлять инициативу, брать на себя ответственность и доверять друг другу. Преодолевается отчужденность.

На протестах 2019-го года мы видели что-то подобное, но сейчас люди уже более научены и подготовлены. И самое важное, наверное, то, что у людей появляется доверие к самоорганизациям и нишевым инициативам.


Читать подробнее на сайте Активатика

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments